Системно-векторный анализ и другие типологии

О ТИПОЛОГИЯХ, ПРЕДОПРЕДЕЛЁННОСТЯХ, ЧЕБУРАШКАХ И ЛИЧНОСТНОМ РОСТЕ

О невозможности некоторых путей развитияВсем  нам известны типологии — разделение людей на группы по какому-либо признаку. Их много, они очень разные, начиная от знаков зодиака и заканчивая иерархией потребностей. Кстати,  деление людей на тупоконечников и остроконечников, описанное в «Путешествии Гулливера», тоже является простейшей типологией. Вот только пользы от неё мало… ну выяснил я, что некто разбивает яйцо с определённой стороны — никакой новой информации это мне не даст. Существуют две психологические типологии, обладающие хорошей предсказательной способностью. Соционика основана на дихотомиях Юнга (экстраверсия-интроверсия, рациональность-иррациональность,  логика-этика,  интуиция-сенсорика) и определяет человека как один из шестнадцати Типов Информационного Метаболизма. Системно-векторный анализ вырос из понятия фиксаций Фрейда и определяет человека как набор из восьми векторов в порядке их выраженности (зрительный, слуховой, обонятельный, оральный, анальный, уретральный, мышечный и кожный), самый выраженный вектор определяет тип характера.  

Обе эти типологии декларируют врождённость типа. Типологии проповедуют предопределённость, тем самым лишая нас возможностей и свободы воли. Например, протипировали тебя по соционике в интуитивный тип, значит ты стопроцентно криворукий, и никакими усилиями этого не изменишь. Или нравится тебе человек, а ваши типы не сочетаются по векторной психологии, а следовательно никогда не сойдутся вместе жизненные тропинки, эх... и слеза стоит в уголке глаза.  

Мне, например, эта мысль категорически мешала мне жить. Постепенно в процессе изучения классической психологии  у меня возникало новое видение вопроса. Сначала, я понял, что к определённому типу относят не самого меня, а моё поведение и ответы. Можно, к примеру, лукавить, заполняя тест, и в результате попасть в другой тип.  Потом заметил, что моих знакомых, целенаправленно занимавшихся своей личностью, в питерском соционическом клубе относили к экстравертам из-за открытого стиля общения. Даже весьма  интровертированного меня пытались определить в экстравертный тип.

Выходит, можно  хотя бы частично подвинуть себя в типологии! Психологические растяжки, выход за границы зоны комфорта, тренинги личностного роста, публичные выступления – способов масса.

Возьмём меня для примера.  Интуитивно-логический интроверт-иррационал «Бальзак»: интеллектуальный, спокойный, прогнозирующий. Всё в нём хорошо, кроме того, что пророчит в будущем  одни лишь неприятности. По векторам  я отношусь к «фиолетовому» обонятельному вектору: положительные черты похожи (я вообще считаю, что соционика и векторы делят людей на одни и те же группы). И всё та же ложка дёгтя: «фиолетовый» считает, что всегда прав, иногда такая ошибка может быть фатальной, да и люди обижаются. И вправду, у меня и о правоте идея была, и постоянными предостережениями я занимался.

Озарение случилось, когда познакомился с психологической моделью Альфреда Адлера, когда осваивал поиск и коррекцию дезадаптивных убеждений. Ну, это по-научному, а по-человечески суть в том, что личность человека состоит из убеждений. Убеждения — это готовые решения для конкретной ситуации,  принятые ранее (например, в детстве), а затем многократно и успешно примененные.  Разумеется, каждое принятое решение субъективно и во многом произвольно. Некоторые из них когда-то были полезны, а теперь стали мешать. Эти мои «Я ВСЕГДА ПРАВ» и «СТРАХУЙСЯ, КАК БЫ ЧЕГО НЕ ВЫШЛО» оказались убеждениями, ограничивающими мою жизнь. С позиций классической психологии убеждения можно менять в любом возрасте. Зачастую это происходит в кабинете психолога: клиент рассказывает, что он хотел бы поменять в своей жизни, а терапевт ищет, какое убеждение у человека приводит его в эти ситуации. Нашли – меняем на другое, которое точно мешать не будет. Вообще говоря,  это можно делать по разному – демонстрировать противоречия, находясь в поле логики, представлять какие-то ситуации или просто проигрывать их как в театре, нарабатывать новые убеждения действием, или же просто ежедневное чтение аффирмации (полезного убеждения).  В результате мешавшее убеждение заменяется на новое. Каким бы это способом не было реализовано —работает!

Постепенно я избавился я от «тёмной стороны» моих типов, что по векторам, что по соционике. Как так?! Типологии же декларируют врождённость типа!

А вот так! Вижу следующий способ возникновения типичного набора личностных качеств:

(1)    Личность формируется в детстве и представляет собой набор убеждений, потом  в структуру личности попадают решения, принятые на сильном эмоциональном фоне.

(2)     Врождённые свойства у человека есть. С точки зрения соционики это — предпочитаемые способы функционирования мозга: приятнее рассуждать, чем эмоционировать, например. С точки зрения векторов: стимуляция разных зон тела доставляют большее или меньшее удовольствие, что, в конечном счёте, тоже определяется мозгом (я, например, чихаю и получаю от этого удовольствие, другому нравится плакать, а третьему тягать штангу).

(3)    В детстве всё просто: что приятно, то и делаем! Выходит, в начале жизни люди с одинаковыми врождёнными предпочтениями совершают одинаковые поступки, попадают в похожие ситуации,  принимают схожие решения, которые потом становятся убеждениями и запускают формирование схожих личностей ( рассуждая так, я допускаю даже влияние знаков зодиака на характер: все львы, например, имеют летний первый жизненный опыт).

(4)    Чуть позже, когда прямое удовлетворение врождённых предпочтений может быть ограничено, уже сформирован уникальный для каждого типа предпочтений набор убеждений, который, в свою очередь, приводит к схожим ситуациям и схожим решениям, порождающим опять-таки комплекс типичных убеждений.

Казалось бы, всё сходится с гипотезой врождённого типа: родился с предрасположенностью, развил себе типовой набор убеждений, совершаешь типовые поступки, и чётким определённым образом взаимодействуешь с другими типам.

Так, да не так. Врожденными являются только предрасположенности, а от них самих по себе мало что зависит. Ну, люблю я чихнуть, но, как и в истории с тупоконечником, ничего другого из этого не следует. Сами же убеждения можно менять, и я теперь точно знаю, что «Я ИНОГДА ОШИБАЮСЬ».

Воспитывая своих детей, тоже можно «подстелить соломки». Определив детский тип (есть книги), уяснить каковы его наиболее вероятные решения, и потом словами или живым примером подарить ребёнку полезное убеждение взамен вредного, но весьма вероятного для него. Конкретная черта характера сформируется, только если возникнет подходящий случай. Ситуации случайно не произошло — убеждения не будет! Именно поэтому есть «ярко выраженные типы» и «смазанные варианты». Родители вполне способны управлять события в жизни ребёнка. Во многом правильно выбирать эти события учит нас Курс.

Сильное потрясение может породить убеждение уже и во взрослом возрасте. Например, человек предрасположенный к формированию экстравертного типа, после сложной жизненной ситуации может решить: «ЛЮДИ ОПАСНЫ». Он станет замкнутым и для типологий превратится в интроверта, остальные же его типичные черты сохранятся. В результате он не будет вписываться в «свой» тип из-за нелюдимости, а в «альтернативный» из-за оставшихся признаков. Соционики в шутку говорят: «затипирован в Чебурашку». Впрочем, если устранить недостатки «предопределённого» для тебя типа, тоже будешь «Чебурашкой».

Меняя по собственному желанию убеждения, мы можем стать «Чебурашкой» или же наоборот превратиться в канонического представителя некого типа. Вот только что важнее, взаимоотношения с типологией или авторство собственной жизни?

 

Дмитрий Попов

Мария Тимонова